Андрей Смирнов
Время чтения: ~5 мин.
Просмотров: 0

Огни москвы: как освещали столицу в прошлом

G-10

 

Чёрная G-10 Красная G-10

G-10 это стеклотекстолит на основе эпоксидной смолы и стеклоткани. G-10 имеет хорошие прочностные свойства, влагостойкость и не так горюч, как микарта. Кроме того, этот материал может быть окрашен в различные цвета, в том числе и слоями.

При изготовлении рукояти из G10, после финишной обработки, поверхность нередко тускнеет. Для того, чтобы вернуть яркие цвета, достаточно протереть поверхность рукояти маслом.
 

Самые старые фонари

Много интересных экспонатов московской «истории света» представлено в музее «Огни Москвы», а некоторых светил-старожилов можно встретить под открытым небом ─ в переулках и сквериках Москвы сохранились фонари, которые помнят события столетней и даже двухсотлетней давности, причем многие из них созданы знаменитыми архитекторами. Например, с 1770-х годов в Газетном переулке стоит фонарь Матвея Казакова, одного из ведущих архитекторов Москвы екатерининской эпохи. Рожденный гением Осипа Бове, который спроектировал Александровский сад, Манеж и Театральную площадь фонарь на Страстном бульваре – брат-близнец фонаря, появившегося у Ново-Екатерининской больницы в 1820-1840-х годах. Его ровесники – фонари усадьбы Усачевых-Найденовых, созданные по проекту швейцарского архитектора Доменико Жилярди, который также занимался архитектурным восстановлением Москвы после пожара 1812 года.

Газовый фонарь у входа в учебный театр ГИТИС отлит по английским технологиям и установлен в этом месте на рубеже XIX-XX веков. На стене дома №3а в Кривоколенном переулке до сих пор висит керосиновый фонарь 1870 года, а на воротах особняка Зинаиды Морозовой с конца XIX века горят фонари с дизайном от Федора Шехтеля.

Фото: Александр Калашников

Спустя столетие стоят фонари и в саду «Эрмитаж» – одни из первых электрических в Москве. Для электрического освещения в саду купец Яков Щукин купил генераторы и в честь этого увековечил свое имя на цоколях фонарей, где видны его инициалы. Возрастные и фонари на Пушкинской площади: их установили в 1880-м – в год открытия памятника Александру Пушкину. Сначала в них горел газ, а в 1930-х начинку заменили на электрическую. Наконец, некоторые уличные светильники обладают уникальной живучестью – например, памятник Николаю Гоголю архитектора Николая Андреева на Гоголевском бульваре заменили на проект Николая Томского, при этом фонари в его окружении остались дореволюционные, андреевские.

Из чего сделать фитиль для керосиновой лампы

Автор книги: Ганс Христиан Андерсен

Ганс Христиан АндерсенСтарый уличный фонарь

Слышали вы сказку про старый уличный фонарь? Она не бог весть как интересна, но всё-таки прослушать её стоит.

Так вот, жил-был один почтенный старый уличный фонарь; он честно служил много лет, но наконец его решили уволить. Фонарю стало известно, что он последний вечер висит на столбе и освещает улицу, и чувства его можно было сравнить с чувством увядшей балерины, которая танцует в последний раз и знает, что завтра её попросят сойти со сцены. Он с ужасом ждал завтрашнего дня: завтра ему предстояло явиться на смотр в ратушу и впервые представиться «тридцати шести отцам города», которые решат, годен ли он ещё к службе, или нет.

Да, завтра должен был решиться вопрос: отправят ли его освещать какой-нибудь другой мост, ушлют ли в деревню или на фабрику, или же просто сдадут в переплавку. Фонарь могли переплавить во что угодно; но больше всего его угнетала неизвестность: он не знал, будет ли он помнить о том, что некогда был уличным фонарём, или не будет? Так или иначе, он знал, что ему во всяком случае придётся расстаться с ночным сторожем и его женой, которые стали ему близки, как родные. Оба они – и фонарь и сторож – поступили на службу в один и тот же час. Жена сторожа очень гордилась должностью мужа и, проходя мимо фонаря, удостаивала его взглядом только по вечерам, а днём – никогда. Но в последние годы, когда они все трое – и сторож, и жена его, и фонарь – уже состарились, она тоже стала ухаживать за фонарём, чистить лампу и наливать в неё ворвань1
  Ворвань (устар.) – жир, добываемый из морских млекопитающих и рыб (прим. редактора).. Честные люди были эти старики, ни разу не обделили фонарь ни на капельку!

Итак, фонарь освещал улицу последний вечер, а назавтра должен был отправиться в ратушу. Эти грустные мысли не давали ему покоя; не мудрено, что он и горел плохо. Порой у него мелькали и другие мысли – он многое видел, на многое пришлось ему пролить свет; в этом отношении он стоял, пожалуй, выше, чем «тридцать шесть отцов города»! Но он молчал и об этом: почтенный старый фонарь не хотел обижать никого, а тем более своё начальство. Фонарь многое видел и запомнил, и время от времени пламя его трепетало, словно в нём шевелились такие мысли: «Да, и обо мне кое-кто вспомнит! Вот хоть бы тот красавец юноша… Много лет прошло с тех пор. Он подошёл ко мне с исписанным листком бумаги, тонкой-претонкой, с золотым обрезом. Письмо было написано женской рукой и так красиво! Он прочёл его два раза, поцеловал и поднял на меня сияющие глаза. „Я счастливейший человек в мире!“ – говорили они. Да, только он да я знали, что написала в этом первом письме его возлюбленная. Помню я и другие глаза… Удивительно, как перескакивают мысли! По нашей улице двигалась пышная похоронная процессия; на катафалке, обитом бархатом, везли в гробу тело молодой, прекрасной женщины. Сколько было цветов и венков! Горело такое множество факелов, что они совсем затмили мой свет. Тротуар был заполнен народом – это люди шли за гробом. Но когда факелы скрылись из виду, я огляделся и увидел человека, который стоял у моего столба и плакал. Никогда я не забуду взгляда его скорбных глаз, смотревших на меня».

Повсеместный «день/ночь»

Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Максим Иванов
Наш эксперт
Написано статей
129
Ссылка на основную публикацию
Похожие публикации